Хапун в онлайне. Действительно ли силовики «подставляют» Лукашенко?

Хапун в онлайне. Действительно ли силовики «подставляют» Лукашенко?

На слуху версия, что это ястребы в погонах манипулируют белорусским президентом, провоцируя на репрессии, ссору с Западом…
Силовики специально толкают Александра Лукашенко к жестким решениям, откату от условной либерализации. Такой дискурс стал популярным в социальных сетях и ряде СМИ в связи с валом репрессий, направленных на подавление протестов против декрета «о тунеядцах».

Фото пресс-службы президента Беларуси
Действительно, за неполные две недели задержано уже сотни полторы тех, кто, с точки зрения властей, в первую голову мутит воду — политиков, активистов, журналистов, блогеров.

Сегодня, когда любой может писать видео на мобильник, делать стримы, у ребят в черных трикотажных шапочках брать жертв без лишнего шума и возбуждения массовых негативных эмоций не получается. Политизированную публику шокировали кадры, как персонажи в штатском безбожно винтили прямо в троллейбусе анархистов (и прочих, кто попался под руку) после — внимание! — разрешенного «Марша нетунеядцев» вечером 15 марта в Минске. В тот же вечер после подобных акций похватали людей и в Могилеве, и в Гродно.

Заработал до боли знакомый по прежним временам конвейер судов. Правда, пока дают не годы тюрьмы, а лишь до 15 суток административного ареста. Но уже ежу понятно, что и та робкая оттепель, которую отмечали в последние полтора года, — тю-тю.

Конвейер репрессий заработал

Оппозиционная часть фейсбука обрушила цунами возмущения прежде всего на министра внутренних дел Игоря Шуневича, чьи люди сейчас не по-детски винтят «внутреннего врага». С новым пафосом генералу вставляют всякое лыко в строку, включая и луганское происхождение, и публично декларированную любовь к винтажной форме сотрудника НКВД (за свои деньги пошил!).

В свою очередь, аналитики минского Центра стратегических и внешнеполитических исследований (руководитель Арсений Сивицкий) подготовили частично закрытый доклад под красноречивым названием «Белорусское дежавю. Как события 2010 года повторяются в Беларуси в 2017 году и при чем здесь «украинский сценарий»?»

Под событиями 2010 года имеется в виду прежде всего разгон Площади в день президентских выборов, после чего последовали разгром оппозиции с посадками ряда фигур на длительные сроки и облом в отношениях с Западом (которые перед тем тоже старательно выстраивались).

Авторы доклада считают, что сейчас высока вероятность повторения в Беларуси силового сценария 19 декабря 2010 года, «но с более значительным масштабом столкновений и разрушений». Причем риск усугубляется тем, что материал, который спецслужбы кладут на президентский стол, носит, по мнению аналитиков, «характер прямой дезинформации и закономерно подталкивает первое лицо к совершению дальнейших грубых политических ошибок».

В фейсбуке же, где ломают копья политизированные интеллектуалы, популярна версия, что сейчас в борьбе за влияние на первое лицо «птенцы Макея» схватились с ястребами-силовиками.

Главу белорусской дипломатии Владимира Макея принято считать архитектором разрядки в отношениях с Западом. При этом некоторые российские ресурсы не прочь намекнуть, что у Макея могут быть свои виды на президентское кресло.

Ястребы в погонах берут верх над «птенцами Макея»?

Впрямь ли нынешний откат объясняется тем, что ястребы в погонах берут верх над голубями Макея в соперничестве за «доступ к телу»? Или сформулируем так: действительно ли за прытким закручиванием гаек в Беларуси стоят некие автономные силы в окружении Лукашенко, заинтересованные вернуть страну в состояние конфронтации с Западом и господства грубых силовых методов в отношении внутренних критиков режима?

Да, просится предположение, что при таком раскладе люди в погонах особенно востребованы и могут претендовать на больший кусок казенного пирога. Хотя и тут не все, вероятно, так однозначно.

Но даже если взять за аксиому, что преобладающий интерес у силовиков именно таков (тащить и не пущать, никаких гнилых антимоний), то в состоянии ли они (или некие их группировки) вести свою политическую игру?

В нашей стране точнее будет говорить не о группировках, а о группах интересов в структурах власти, заявил в комментарии Naviny.by директор Института политических исследований «Политическая сфера» Андрей Казакевич.

«Не думаю, что в Беларуси это сильно институализировано, что эти группы четко оформлены, что там есть какое-то лидерство и они могут собраться и что-то обсудить», — считает политолог.

При этом между чиновниками, ведомствами есть конкуренция за ресурсы, власть. Некоторые, например, выигрывают от экономической либерализации, улучшения отношений с Западом; другие же в этой ситуации, напротив, оттесняются на второй план. Вторым, вероятно, «удобнее, чтобы система была более замкнутой», отмечает собеседник Naviny.by.

Силовые структуры — сфера очень непрозрачная, но «по ощущениям, они не являются чем-то абсолютно однородным», добавил Казакевич.

По его мнению, вряд ли можно утверждать, что все силовые структуры единым фронтом выступают против либерализации, ведь и в них присутствуют разные интересы. Политолог допускает, что кому-то там может быть на руку и определенное смягчение системы.

 

Эксперт: заговор силовиков у нас — это смешно

Группировок как таковых, с ярко выраженными лидерами, в белорусской власти давно нет, «и вряд ли Лукашенко допустит, чтобы они появились», заявил в комментарии Naviny.by руководитель аналитического проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников.

По его словам, корректнее вести речь о разных подходах к вопросу сохранения нынешней политической и экономической системы. Здесь и впрямь можно различить крыло неких условных либералов и крыло ястребов.

Причем ястребы — не обязательно люди в погонах, подчеркивает эксперт. Промышленное, строительное, аграрное лобби может с особым упорством противиться реформам, поскольку больше других получает именно в рамках нынешней системы.

Силовики же, отмечает собеседник Naviny.by, раздроблены, разобщены (16 ведомств с силовым компонентом, шесть спецслужб) и конкурируют между собой. Уже поэтому «смешно думать, что кто-то в этой среде может сплести заговор или обмануть Лукашенко».

Эксперт убежден, что руководитель государства получает адекватную информацию и «последние шаги отражают его волю».

Силовики не хотят брать на себя лишнюю ответственность, панически боятся гласности, так что все эти жесткие задержания в онлайне («в том числе политиков и журналистов, которые ни разу не революционеры») делаются в русле политического решения, принятого на самом верху, уверен Поротников.

 

Просто решено подморозить страну

В принципе, без всякой конспирологии можно вспомнить совещание 9 марта, на котором Лукашенко персонально приказал тому же Шуневичу «как изюм из булки, повыковыривать этих провокаторов».

Возможно, у неких ястребов давно чесались клювы и когти, но, заметьте, перед этим полтора года выпущенному из тюрьмы политзаключенному № 1 Николаю Статкевичу и прочим позволяли практически беспрепятственно (если не считать штрафов постфактум) проводить в жизнь концепцию «расширения пространства свободы» через несанкционированные уличные акции.

То есть клювы коротки были у ястребов самим начать охоту. Потому что на самом верху доминировал интерес не испортить оттепель в отношениях с Евросоюзом и прочими проклятыми буржуинами, от которых за смягчение диктатуры ожидалась плата твердой валютой. И этот интерес, подчеркнем, остается (как раз сегодня Лукашенко встретился с руководителем миссии МВФ по Беларуси Питером Долманом), потому пока избран гибридный сценарий укрощения протестов — с дозированными репрессиями.

Оппозиционеров, журналистов и прочий «изюм» стали выковыривать только после публичной отмашки первого лица. Причем отмашка не выглядела спонтанной. В феврале, как раз когда стали разворачиваться протесты, Лукашенко взял тайм-аут и почти на две недели улетел в Сочи. Было время подумать, что делать дальше.

И вряд ли тогда и позже официальный лидер получал информацию из некоего одного злонамеренного источника. В конце концов, не будем забывать, что помощником президента по национальной безопасности, то есть куратором всего силового блока, является старший президентский сын Виктор. Трудно поверить, что под таким контролем кто-то из людей в погонах может долго вести свою игру, копая де-факто под главу государства.

Вбрасывание же на фоне репрессий теории о неких кланах, ведущих свою игру, может быть и частью давно знакомой пиар-игры в хорошего царя и плохих бояр.

По мне так не стоит искать конспирологию там, где ее нет. Именно первое лицо, ощущая нарастающую внутреннюю угрозу, приняло целиком осознанное решение прервать чахоточную оттепель и подморозить страну. А уж исполнители стараются в меру своего профессионализма и большой физической культуры.