Пришло время активных людей

Пришло время активных людей

Правозащитник Олег Волчек рассказал о борьбе против системы.

Вынесение заочных приговоров по административным делам стало обычной судебной практикой. Обвиняемых не только не ставят в известность о судебном заседании, но и выносят суровые приговоры, как произошло в случае с руководителем правозащитного центра «Правовая помощь населению» (Украина) Олегом Волчеком.

Судья Фрунзенского района Минска А. Буйновская даже не вызвала руководителя правозащитного центра «Правовая помощь населению» Олега Волчека на судебное заседание, которое прошло без его адвоката и даже без свидетелей из милиции. Приговор: виновен, 13 суток административного ареста.

В конце марта суд Фрунзенского района Минска приговорил руководителя правозащитного центра «Правовая помощь населению» (зарегистрирован в Украине) Олега Волчека к 13 суткам ареста. Правозащитника судили за участие в Марше рассерженных беларусов, который прошел в Минске 17 февраля. Позже Мингорсуд отправил дело на дополнительное расследование во Фрунзенский райсуд, который подтвердил предыдущее решение.

Можно констатировать, что после социальных акций протеста беларуские правозащитники вновь оказались в прицеле государственной системы.

Собеседник Беларускай праўды – Олег Волчек.

-Как вы оцениваете «новый» по административному делу?

– Решение суда быть только одно: не виновен. Правительству надо понять, что нарушение прав человека всегда находится в фокусе внимания демократических стран. Беларусь без европейских проектов, инвестиций, кредитов, гуманитарной помощи (Чернобыльская трагедия) в одиночку не справится и не вылезет из кризиса. Нас, правозащитников, воспринимают как представителей международного правозащитного движения. Сегодня правительству надо бороться не с активистами гражданского общества, а решать экономические проблемы, бороться с ростом организованной преступности, коррупцией во власти, проводить реформу судебно-правовой системы. Именно здесь наш правозащитный опыт нужен власти. Всё-таки наш центр будет в следующем году праздновать 20 лет с момента создания.

Государство должно понять главную истину: общество может только тогда стать стабильным и процветающим, если станет уважать права каждого человека.

– Олег, первый вопрос, которая задала наша читательница: «Когда Вы решили посвятить жизнь правозащитной деятельности? Что дало этому толчок?»

– Этот вопрос часто задумают мне журналисты. Конечно, моя правозащитная деятельность началась не 19 лет назад с образования правозащитного центра «Правовая помощь населению», а гораздо раньше, с 29 июня 1986 года. В этот день меня вертолётом забирали с нашей боевой «точки», так как я «подцепил», извиняюсь, ряд инфекционных заболеваний, из-за чего и «усох» на 20 килограмм. Так вот, в этом вертолёте летели в госпиталь раненные мои коллеги и один убитый парень. Вот этот день и перевернул всё моё внутреннее миросознание. Слава Богу, что мы живы, вот только наш сослуживец уже никогда не увидит маму и отца. Закончился его род этой смертью. Меня это сильно потрясло. Война – это ужас и ещё раз ужас. А после службы в армии, мы, солдаты войны, начали объединяться и думать, как жить дальше. Проблем было много. Нет образования, нет здоровья, нет статуса в обществе, так как сложно было перестроиться на мирную жизнь. Тогда пришло понимание, что наши проблемы мы можем решить только сами. С этого момента я активно занялся проблемами ветеранов войны.

 

1989 Г. ВЫПУСКНИКИ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОГО УЧИЛИЩА Г. МИНСКА, КОТОРЫЕ СЛУЖИЛИ В АФГАНИСТАНЕ. ЧЛЕНЫ ВОЕННО-ПАТРИОТИЧЕСКОГО КЛУБА “ПАМЯТЬ”
– Первый шаг, он самый трудный, поется в песне. С чего начинали вы правозащитный путь?

– При минском училище железнодорожников мы создали свой клуб «Память». Учитывая, что шла война в Афганистане, мы решили заниматься военно-патриотической работой и готовить ребят к настоящей армии, чтобы они не повторяли наших ошибок. Потом я поступил на юрфак БГУ и стал помогать студентам-афганцам решать жилищно-бытовые проблемы, приходилось даже выбивать одежду для них. Ведь тогда был во всём дефицит, приходилось писать письма в ГУМ, ЦУМ и просить о выделении нам простых вещей: спортивный костюм, спортивную и обычную обувь. Несмотря на то, что среди нас было много ребят, имеющих боевые награды, оказалось, что с чиновниками было сложнее разговаривать, чем вести бой с противником в горах.

– Судя по всему, не все пошло гладко, иначе ветераны боевых действий в Афганистане не выдвигали бы вас кандидатом в Мингорсовет.

– Вы правы, если государство и помогало в чём-то, то лишь благодаря тому, что мы подталкивали к действию. В середине 90-х стояла огромная проблема с жильём: по закону афганцы вроде имеют право на первоочередное получение жилья, а на деле получить его было практически невозможно.

Но мы пошли к избирателю не только со своими проблемами, а подготовили программу, в которой отразили проблемы коррупции, преступности, отсутствия нормальной медицины, образования и предложили свои шаги к изменению ситуации. И избиратели Центрального района Минска нам поверили. Мы победили.

– Известность в Мингорсовете вы получили после того, как убедили своих коллег депутатов провести заседание, на котором прокурор Минска Н.М.Куприянов и руководитель минской милиции Б.К.Тарлецкий отчитывались после применения необоснованной физической силы к задержанным лицам во время массовых акций протеста.

– Я до сих пор не пойму, как нам тогда удалось провести такое заседание. Зал был полный. Пришли не только пострадавшие лица, но присутствовали практически все СМИ, которые были зарегистрированы в Беларуси. Представители посольств, международных правозащитных организаций и просто люди со стороны. Это произошло благодаря всем депутатам Мингорсовета, который, к сожалению, стал последним демократическим составом депутатов. Мы приняли резолюцию, осуждающие неадекватные действия милиции. Также указали на необъективную проверку органами прокуратуры незаконных фактов удержания людей в РОВД. Были разногласия, но, надо отдать должное власти, тогда мы могли находить компромисс.

-Вы не один раз подчеркивали, что именно то заседание стало толчком к дальнейшим переменам: вы ушли из органов прокуратуры и включились на профессиональной основе в правозащитную деятельность.

– После работы в Мингорсовете я понял, что надо что-то менять в гражданском обществе. Несправедливость в судах, злоупотребления властью со стороны представителей правоохранительных органов, бездействие чиновников делало людей абсолютно беззащитными. Требовалась помощь. Именно в 1998 году, снова в кругу моих друзей афганцев (юристов), решили создать правозащитный центр «Правовая помощь населению». Никто тогда не мог подумать, что через год наша организация станет известной, и мы получим первую международную премию за нашу деятельность.

– Трагедия на станции метро Немига, в которой погибли 53 человека и более 350 получили увечья, насильственные исчезновения известных оппозиционных политиков, правовые мониторинги общественно-значимых дел, сотни дел, которые вы выигрывали в судах, пока вашу организацию не ликвидировали. Почему пошли дальше? Могли ведь остановиться, найти спокойное место работы, а не продолжать биться о государственную систему?

– Мог, но жизнь даётся один раз. Мы должны не просто существовать, как животные – еда, сон и ещё раз еда. Человек приходит на землю для каких-то определенных целей. Он должен после себя оставить память, след. Ведь смысл жизни не в деньгах и во власти, а в другом – быть полезным человечеству. Мы должны помогать людям, а не осложнять им жизнь. Такая идея правозащиты мне и близка. Каждому выигранному делу радуюсь, как будто заработал 100 тысяч долларов (улыбается…).

Афганистан дал мне понять: раз остался жив, то должен жить и создавать для всех. Каждый человек должен понять для себя простую вещь: он появился на свет не просто так, а с определенной миссией.

– Как становятся правозащитниками? Куда человеку надо обращаться? Ведь после декрета №3 в стране появилась масса людей, которые стремятся изменить жизнь к лучшему?

– Любой человек, который осознал, что в стране нарушаются его права – и есть правозащитник. Часто люди ждут от нас действий, нашей помощи. Однако у правозащитников Беларуси нет зарегистрированных организаций (они с 2003 года ликвидированы по суду), поэтому нам сложно проводить собрания, обучающие семинары в каких-либо учреждениях.

Сегодня существует масса возможностей начать самостоятельную правозащитную деятельность. Пару советов от меня: начинайте активно использовать социальные сети; создавайте группы по интересам; распространяйте правовую информацию среди друзей, знакомых; изучайте и применяйте законы; создавайте локальные и республиканские кампании. Лучший способ работы с чиновниками – писать письма, жалобы; надо подключаться к коллективным петициям, которые солидаризируют людей; есть правовые возможности проведения пикетов, – сегодня пришло время активных людей.

Благодаря активности многих беларусов и приостановлено действие декрета №3, власть не ожидала, что в стране появилось столько правозащитников. В итоге налоговые органы при знали наличие более 20 000 тысяч жалоб, которые им поступили от граждан.

СВИДЕТЕЛЬСТВО ГОРОДА ПЕНСАКОЛА ШТАТА ФЛОРИДА (США), ЧТО БЕЛАРУСКИЙ ПРАВОЗАЩИТНИК ОЛЕГ ВОЛЧЕК ЯВЛЯЕТСЯ ПОЧЕТНЫМ ГРАЖДАНИНОМ ЭТОГО ГОРОДА
Досье. Олег Волчек родился в Минске в 1967 году. После окончания училища железнодорожников был призван в пограничные войска, которые находились в составе КГБ СССР. Во время службы был командирован в Афганистан. Затем учился на дневном стационаре юридического факультета Белгосуниверситета. После окончания университета стал работать следователем прокуратуры. От ветеранов Афганистана был выдвинут в депутаты Мингорсовета. После пяти лет работы в прокуратуре, понял, что дальнейшая его работа будет связана с правозащитной деятельностью. Награжден правительственными наградами СССР, БССР, КГБ СССР, Республики Беларусь. Лауреат нескольких международных премий по защите прав человека. В свободное время активно снимается в кино.

источник: charter97.org

Пришло время активных людей
Пришло время активных людей
Пришло время активных людей
Пришло время активных людей
Пришло время активных людей
Пришло время активных людей